Неровное зеркало

Она привыкла слышать от супруга досадные слова, а в зеркале лицезрела злосчастную, усталую даму. Но нежданно все поменялось…

— А вот и наша мамулька-кривулька пришла! Не прошло и полгода — возвестил супруг, как Полина переступила порог квартиры.
Сумки лучше возьми, — утомилось попросила она, опуская томные пакеты на пол.
Слова супруга оскорбили её, но она знала — никчемно просить его не откликаться о ней хотя бы при детях досадными словами. Всякий раз супруг с недоумением глядел на неё, а позже начинал хохотать:
— Юмора не понимаешь полностью, деревня!
И всё длилось в том же духе. Вроде бы не нарядилась Полина, вроде бы не причесалась, Максим с ехидцей возвещал:
— Н-да! Здесь уже ничем не поможешь. Ну… как есть!

А если вдруг обед оказывался не по вкусу милому супругу, здесь уж она слушала такое!
— Да у тебя не руки, а крюки! Безручка! Ничего нормально создать не можешь! У остальных жёны как жёны, а мне вот счастье досталось!

Полина молчком глотала слёзы, корила себя за то, что не смогла угодить супругу, но промахи случались все почаще. Быстрее всего, происходило такое от неизменного нервного напряжения, в каком она пребывала.

Удивительно! На работе её не считали безнадёжной неумехой. В отделе к ней относились с почтением, ценили за бдительность и быстроту. Но стоило ей возвратиться домой, как из почетаемого человека она преобразовывалась в безгласную служанку.

Ядовитые выражения Максима сделали своё дело. Каждое утро Полина смотрела на себя в зеркало и на уровне мыслей соглашалась с Максимом: «Да, не кросотка и сейчас уже буквально ей не стану. Еще лет 5 и стареть начну…»

Павел возник в их отделе опосля ухода на пенсию Вадима Павловича. С его приходом маленькой коллектив приметно ожил. Мужчины обрадовались новенькому сотруднике, а дамы как-то взбодрились. Не хотелось перед новым смотреться сероватыми мышками, вот и принялись раз в день поменять наряды, да прически. Лишь Полина не воспринимала роли в этом марафоне красы — была уверена, что все её старания останутся незамеченными.

В конце квартала случился реальный аврал. Полина ощущала — сейчас домой впору не попадет, придется остаться доделать отчет. Она позвонила Максиму, попросила забрать детей из сада, в ответ услышала:
— Куда ж я денусь, если супруга таковая неловкая — что дома, что на работе. Не понимаю, что ты для себя думаешь. Заберу, естественно, малышей, двоечница!

Дуться времени не было. Полина отключила телефон и занялась отчетом. Отдел опустел. В тиши работалось намного продуктивней. Полина увлеченно щелкала калькулятором, числа послушливо выстраивались в подходящем порядке. Она с первого раза получила подходящий итог, все сошлось. Полина профессионально бросила ручку в подставку, откинулась на стуле и запела дурацкую песенку, которую почти все поют в веселые минутки:
— Ла-ла-ла, ла-ла-ла! ла-ла-ла!
— Прекрасно поешь! — услышала глас за спиной.

Она обернулась и увидела Павла в далеком конце кабинета.
— Я задумывалась — я одна, — краснея от нежданности, пробормотала Полина.
— Да вот тоже остался. Не могу отыскать ошибку, — озабоченно произнес Павел, усиленно щелкая калькулятором.
— Может посодействовать? — окрыленная своим фуррором, предложила Полина.

Павел отрадно кивнул головой. Полина подошла к его столу, склонилась…
Через полчаса числа в отчете Павла выстроились в подходящую позицию, а он минут 5 благодарил свою спасательницу, воспевая ей дифирамбы!

Из отдела они вышли вкупе. Павел предложил подвезти Полину до дому. Естественно, она согласилась.

Опосля того вечера Павел нередко подвозил Полину домой. По пути они без умолку болтали на различные темы. Оказалось, у их много общих интересов. В один прекрасный момент Павел нежданно произнес:
— Знаешь, Полина, в первый раз пожалел, что женат. У меня чувство, что — ты моя 2-ая половинка. Кажется, мы с тобой никогда бы не бранились и не спорили, если б жили вкупе.

Полина обидно улыбнулась, ответила:
— Мне тоже так кажется. Но мы собственный выбор уже сделали. Как есть!
— Согласен. Но знай — ты самая наилучшая, самая классная!

Умопомрачительно! Их дружба осталась дружбой. Они не дозволили для себя переступить грань, изменившую бы навечно их жизни. Но теплое отношение Павла сотворило с Полиной метаморфозу. Равномерно она обрела уверенность внутри себя, а вкупе с уверенностью красоту. Сейчас нападки Максима отлетали от нее как мяч от стенки. Она знала — все не так, как он гласит. Она — наилучшая, умная, необычная! А в зеркале сейчас лицезрела увлекательную, привлекательную даму.

Максим, в конце концов, узрел конфигурации, произошедшие с его супругой. В один прекрасный момент он желал как обычно «пройтись» по наружности женушки, когда она проходила по комнате. Уж открыл рот, но звуки почему-либо застряли в горле. Он узрел, что супруга сделала для себя другую прическу, которая, к слову, ей весьма идёт. Позже он направил внимание на походку супруги.
«Да ведь она стала красоткой!» — невольно пошевелил мозгами он и задумался: «Когда же она успела так поменяться? Почему я не увидел? А может, у неё возник кто-то?»

Идея пронзила его насквозь. За годы, прожитые вкупе, он расслабился и был уверен — супруга никогда и никуда не денется от него. А сейчас вот она принудила его усомниться в этом.

Это открытие принудило Максима по-другому относиться к супруге. Он не желал её терять и не мог допустить, чтоб их семья распалась.

Полина увидела, что Максим закончил по поводу и без гласить ей досадные слова, а в один прекрасный момент, войдя в комнату, услышала:
— А вот и наша мамулька-красотулька пришла!

Источник: myjane.ru

Интересное

Добавить комментарий

Читайте также x