Олег Гаас: «Соединяет воединыжды не удовлетворенность, а трудности»

Олег Гаас с первой минутки общения производит воспоминание открытого и благодушного человека. При всем этом — совершенный мальчик: азартный, хулиганистый, отчаянный. В общем, он реальный, с какими-­то правильными понятиями о добре и зле. И его герои — такие же истинные, даже если слегка колющиеся и упорные, как, к примеру, оперативник Ким Вершинин в полюбившемся зрителям историческом детективе «Шифр». А на данный момент зрители могут узреть актера в картине Миши Сегала «Поглубже!» — о жизни порноиндустрии. Подробности — в интервью журнальчика «Атмосфера».

— Олег, ты говорил, что в профессию попал случаем, гуляя по Питеру и заглянув по пути в театральный институт. Но ты, кажется, занимался в театральном кружке?

— Да, в школе у нас был кружок, и в десятом классе учительница по литературе порекомендовала мне пойти туда. Я пришел, узрел одних девчонок, но остался. (Смеется.) Мы что-­­то готовили к Новенькому году, позже к Восьмому марта. И я увидел, что учителя умиляются, и оценочки поднимаются. (Улыбается.) А основное, меня это затянуло. Захотелось попасть в Comedy club, поэтому что смешишь зрителя и сходу получаешь ответную реакцию. Позже я сообразил, что нужно заниматься чем-­­то посерьезней, и для этого нужен театральный институт. Я не веровал, что поступлю: не пою, не танцую, ничего не умею, а люди со всеми способностями по пару лет двери пробивают. Ну и предки были против, отец в особенности. Он смирился, лишь когда узрел меня в первом кинофильме.

— А чем занимаются предки?

— Мать — товаровед, а у папы был собственный бизнес, хотя он без высшего образования, из деревни родом и сам всего достигнул. Таковой реальный мужчина. Театр ему совершенно не близок.

— Вначале ты поехал в Питер поступать на экономический факультет?

— Да, при этом весело вышло: одноклассница, заполняющая перечень с доп предметом для ЕГЭ, случаем вписала в мою фамилию «литература». Я как раз не знал, что избрать. Поразмыслил: «И хорошо». Понадобилась! Мать считала, что необходимо получить суровую профессию. Дескать, обучаться в театральном вузе любопытно, а далее что, как семью подкармливать? Мамина подруга, тетя Галя, которая жила в Питере, всегда уговаривала меня приехать туда на курсы, но я и так 6 школ сменил, не желал. И когда мы вкупе с ней и матерью, уже приехав в Питер, шли глядеть квартиру, чтоб снять, и проходили мимо строения на Моховой, тетя Галя произнесла: «Вот тут ты мог бы обучаться». Я гляжу: вокруг какие-­­то достойные внимания пушистые ребята в свитерах. Говорю: «Нет, нет». А она: «Почему? Иди, попробуй!»

"С матерью мы друзья. Как это ни удивительно, объединяют трудности, а не радости. Мне развод родителей дался тяжело, всего 10 лет тогда было. Пережили, совладали"Фото: Владимир Мышкин

— Означает, послушал ее?

— Да. Заходим, меня спрашивают: «Вы поступать?», я говорю: «Нет», а боевая тетя Галя заместо меня: «Да». «Вы поете, танцуете?» Я на все отвечаю негативно. Тогда они: «Ну, изумите комиссию хоть чем-нибудь». Произнесли выучить четыре басни, четыре стихотворения, четыре отрывка из прозы. У меня что-­­то оставалось в голове со школы, но мало. Я залез в книжки, полночи учил, но днем, проснувшись, сообразил, что ничего не помню. В институте мне дали бланк, куда необходимо вписать мой репертуар. Я заглянул в бланки, уже заполненные иными ребятами, а там — и Рогожин, и Гамлет, и Моцарт… Кто таковой Моцарт, я приблизительно знал, а о Рогожине вообщем не имел никакого понятия. (Смеется.) Мне неудобно сделалось, что я написал лишь «Мальчишка и змея», Пушкина и Пастернака. Из прозы я подготовил монолог Васкова из повести «А зори тут тихие…». Прихожу на консультацию: «Здрасти, я Гаас Олег». Они: «Вы что, заикаетесь?» — «Нет, просто у меня в фамилии две ‘а». Требуют начать с басни, и здесь я понимаю, что она вылетела, совершенно. Говорю: «Извините, пожалуйста, я басню запамятовал». В ответ молчание, позже: «Давайте другую». А я: «У меня она вообще-­то одна». Они в шоке: «Ну, пересказывайте тогда своими словами». И здесь меня понесло, от Крылова ничего не осталось. Помню, кто-­­то из комиссии хохотал. Позже я читал стихи, прыгал, кричал… Когда сел на пространство и стал слушать остальных абитуриентов из собственной 10-ки, то сообразил, какие все они профессиональные. Представил, кого возьмут. Нам произнесли подождать за дверью. Я не колебался, что провалился, попрощался со всеми надеждами и здесь вдруг слышу: «Гаас». Решил, что объявили того, кто из 10-ки не прошел. Оказалось, напротив. Пропустили сходу на 2-ой тур. Там было надо исполнить песню а капелла (здесь я и вызнал, что же все-таки это такое), приготовить творческий сюрприз, танец, в общем, много чего же за три денька. И здесь уже мать, совладав с шоком от того, что меня пропустили далее, интенсивно подключилась, отыскала репетитора по танцам. Несколько раз я сходил к ней, но она прошептала маме на ухо: «Я и в месяц бы с ним ничего не сделала».

— А с пением что было?

— Я был командиром по маршировке в школе, и мы нередко пели «Идет боец по городку». Решил: это моя коронка, с ней буквально поступлю. Прихожу на 2-ой тур, все поют, играют на инструментах, а я как заголосил: «Идет боец по городку…» Меня стремительно оборвали, попросили последующую. Я помнил лишь из пионерского лагеря песню о десантниках. Меня спрашивают: «Ты что, из армии возвратился?» Позже станцевал еврейский танец, весело было, с моей германской фамилией. Прихожу вечерком на объявление результатов, тыща абитуриентов. И снова мою фамилию окрестили, а остальные в обморок падали, что их не объявили, столько готовились… Далее 3-ий тур, коллоквиум, собеседование. Здесь я поразмыслил, что буквально вылечу, поэтому что читал не достаточно. Ребята выходят, молвят, что спрашивали: «Кого хочешь сыграть?» Я стал конвульсивно вспоминать, какие герои есть в книжках, которые не читал: Чацкий, Лопахин, Гамлет… (Смеется.) Захожу — и вдруг кто-­­то из комиссии: «Что готовить умеешь?» Я тщательно сказал, как «Доширак» по-­особенному варю. Они пристально выслушали, но позже все таки спросили, что я сыграть желаю. Ну, я весь перечень и выдал. (Смеется.) В итоге поступил на бюджет в мастерскую Арвида Михайловича Зеланда. Позвонил папе, произнес: «Я поступил в театральный», он лишь и дал ответ: «Понятно». Позже любые полгода я оттуда уходить желал.

— Почему?

— Сомнения одолевали. Может, поэтому что в школе привык первым быть, а здесь и без меня сборище фаворитов и талантов. В общем, не веровал в себя.

— Опосля «Шифра» уверенность возникла?

— Возникла ранее, но не самоуверенность. Понимаю, что нужно повсевременно развиваться, расти. В нашей профессии безумная конкурентность. Актеру нужен театр: работая с огромным режиссером, ты растешь. На данный момент репетирую с Сергеем Васильевичем Женовачом и понимаю, что я снова первокурсник. (Улыбается.)

"Поначалу со съемками было туго. Даже листовки одно время раздавал около станции метро «Владимирская», чтоб на билет в Москву заработать"Фото: Владимир Мышкин

— Как ты переехал в Москву?

— Я опосля института показывался в МДТ к Додину и в московские театры. Пробовался в кино, меня утвердили в сериал «Возлюбленная учительница». Снялся там, но позже со съемками было туго. Даже листовки одно время раздавал в костюмчике арбуза в Питере около станции метро «Владимирская», чтоб на билет в Москву заработать. Мотался туда-­сюда, прогуливался по театрам. Мой товарищ Саша Кузнецов работал тогда в МХТ и посодействовал записаться на показ. Я стал звонить однокурсникам, просил подыграть мне в отрывке, в ответ слышал «нет». Но когда гласил, что в МХТ, сходу все могли. (Смеется.) Сыграли отрывок из «Чайки». Смотрели Константин Богомолов, Александр Молочников, Виктор Рыжаков и Ольга Семеновна Хенкина, ассистентка Олега Павловича Табакова. Позже мы с однокурсниками пошли в кафе, и здесь она звонит: «Олег, приходите». Прибегаю, и мне дают поучаствовать в лаборатории, в спектакле «Леха». Иду на репетицию — жутко: МХТ, мастодонты… Но режиссером «Лехи» был Даниил Чащин, юный юноша из Тюмени. Я поразмыслил: оба мы из Сибири, сойдемся. Он задал вопрос: «Нижний брейк танцуешь?» Я здесь же вспомянул про свои трудности со спиной, но произнес, что изображу чего-нибудть. И в этот денек у меня ни с того ни с этого разболелась пятка. Я не сходу увидел, поехал в Питер на озвучку, а в поезде меня начало лихорадить. На последующий денек боль была уже невыносимая, я даже вызвал «скорую». Меня отвезли в поликлинику, и там произнесли, что пятку нужно срочно резать.

— А что вышло?

— Неясно. Я стал отрешаться от операции, поэтому что опосля нее нужно недельку лежать в поликлинике, а у меня МХТ. Они мне: «Ты с разума сошел, нарыв может до кости дойти, позже ампутация». Я задал вопрос, можно ли решить вопросец стремительно. Произнес, что весьма нужно. В итоге они все таки согласились вскрыть пятку без анестезии. Я им всю подушечку, на которой лежал, выгрыз, как на вой­­не в лазарете, наверняка. Позже совершенно никакой, с температурой, на одной ноге, поскакал в поезд. Нога ныла невыносимо, не заснуть. Приехал в Москву, сунулся в одну поликлинику, в другую, меня не принимают, поэтому что полиса нет. В третью поликлинику уже моя сестра позвонила. Госпитализировали, решили созодать операцию. Доктор произнес, что месяц либо два я должен жить без физических нагрузок, а у меня «Леха», и там мой герой — на беговой дорожке… Приковылял на костылях на репетицию. Прыгал, скакал на скакалке, кровь из кроссовки выливал, а так все нормально. (Смеется.) Меня в медпункте МХТ до сего времени именуют «пяточник», я к ним прогуливался на перевязки. Сделали этот спектакль дней за 10. Мне не сказали, берут либо нет. Лишь через полгода Ольга Семеновна позвонила и произнесла, что нужно ввестись в спектакль «С возлюбленными не расставайтесь» на главную роль и это будет моя проверка. Опосля этого меня взяли в стажерскую группу МХТ.

— Приехав в Москву, где жил?

— У меня была женщина, у нее жил. Позже снимал квартиру.

— Хватало средств на жизнь?

— Я аккуратненько растрачивал, потому хватало. Лучше откладывать средства, чтоб позже приобрести что-­­то необходимое. На маленькие радости не люблю растрачивать, лишь если на родных.

— А на данный момент квартиру снимаешь?

— Нет, на нее я уже накопил. (Смеется.) Без ипотеки и долгов, естественно, не обошлось, зато квартира в неплохом районе. Дом, правда, старенькый, и квартира крохотная.

— Ты в быту человек привередливый? Как для тебя принципиально, чтоб дома было чисто, ожидала смачная пища?

— Да, принципиально, я к этому привык, поэтому что длительно жил с матерью и ею избалован. Но я не лодырь, люблю пылесосить, почему-­то таковая страсть у меня.

"Приковылял на костылях на репетицию. Прыгал, скакал, кровь из кроссовки выливал. В медпункте МХТ меня окрестили «пяточник»"Фото: Владимир Мышкин

— Ты один в этом небольшом пространстве?

— Нет, мы с Женей Розановой уже 4-ый год вкупе это место населяем. И у Жени, не считая остальных красивых свойств, есть весьма принципиальное — хозяйственность.

— Пока не женаты?

— Пока нет.

— Тебе вообщем важен штамп?

— Думаю, для дамы это важнее. А мать, естественно, уже не против внуков. (Улыбается.)

— С матерью у вас какие дела?

— Мы друзья. Много чего же вкупе пережили. Как это ни удивительно, объединяют трудности, а не удовлетворенность. Мне развод родителей дался тяжело, всего 10 лет было. Пережили, совладали. С матерью мы доверяем друг дружке, любой денек созваниваемся, болтаем. У меня мать активный интернет-­­юзер, интересуется жизнью звезд, все про всех понимает: кто женился, кто развелся. Ведает мне, вводит в курс дела. (Смеется.) И киноленты, естественно, глядит, делится впечатлениями, рекомендует что-­­то. Мать для меня — это все.

— Ты доволен, как твоя проф судьба складывается? И как она развивается у Жени?

— Судьба — достаточно пышно звучит. Не скажу, что доволен на все 100, но дело равномерно движется. Сыграл в кинофильме Миши Сегала «Поглубже!», он выходит в конце октября, и я верю в его фуррор. А Женя нетипичная актриса, она не любит тусовки, а у нас, к огорчению, конкретно там почти все решается. Женя — иная, ей все это неинтересно. И она права.

— Опосля «Шифра» возникло больше предложений?

— «Шифр» не шаг в моей жизни, хотя я люблю этот сериал. Позапрошлое лето у меня было безумным по пробам. Из 10 проектов утвердили в девять, а в итоге снялся лишь в 2-ух: во 2-м «Шифре» и в «Поглубже!». Я полгода пробовался в сериал «Российский раб». Исторический материал, основная роль, съемки в Турции, бои на клинках. Но «Шифр» пришелся на те же сроки, и продюсеры Первого канала зарубили мне «Российского раба». Зато я попал в сериал «Регби» — это спортивная драма. Мой персонаж — полная противоположность мне. Положительный юноша, но с отрицательным притягательностью. Неулыбчивый, твердый, живет по понятиям, да еще отсидел в кутузке.

"Женя – нетипичная актриса, она не любит тусовки. Ей это неинтересно. А у нас, к огорчению, конкретно там почти все решается"Фото: Владимир Мышкин

— Тебя в «Регби» сходу утвердили либо были соперники?

— Как я понимаю, выбирали меж мной и иным актером, но режиссер меня отстояла. Не понимаю почему. Может, больше на регбиста похож.

— А ты занимался каким-­­то спортом?

— Плаванием достаточно серьезно, а так всем по чуть-­­чуток. На данный момент хожу в спортзал из-­­за спины.

— Чем запомнились съемки в «Поглубже!»?

— Всем. В первый раз съемки были для меня истинной радостью, любой денек на площадке с Мишей Сегалом, Сашей Палем, Хоть какой Аксеновой — подарок и счастье. Я там повсевременно что-­­то придумывал, предлагал Мише, и он меня время от времени осаживал, гласил: «Ты или остановись, или иди в режиссуру».

— В откровенных сценах участвовал?

— Как по другому? Это кино про порноиндустрию. Но на площадке все было максимально аккуратненько, мы с Хоть какой снимались в белье телесного цвета и полностью доверяли режиссеру.

— У тебя есть какие-­­то увлечения, интересы кроме работы?

— Я фактически все свободное время укрепляю мускулы спины. Хожу на пилатес, время от времени на йогу. С друзьями тоже, естественно, встречаюсь. На данный момент в театре опосля репетиций «Окопов Сталинграда» играем в настольный теннис с Артемом Быстровым и Даней Стекловым, уже вошло в привычку.

— Что тебе самое принципиальное в дружбе?

— У меня много компаньонов, а близких друзей всего два. Один в Омске, иной в Москве, это Наиль Абдрахманов. Реальный друг постоянно с тобой — и когда ты прав, и когда не прав. Он постоянно произнесет правду в глаза — это принципиально.

Источник: womanhit.ru

Интересное

Добавить комментарий

Читайте также x