Странные способы поиска вдохновения у известных писателей

Быть профессиональным писателем не так просто. Часы утомительного труда, проведенные за рукописями. И хорошо, если есть вдохновение, когда все пишется быстро и хорошо. А если нет? Но у каждого из писателей были свои способы, некоторые из которых казались довольно странными. Но они срабатывали.

Активный отдых и физические нагрузки

Лев Николаевич Толстой в свободное время предпочитал заниматься физическим трудом. Он сам объезжал лошадей, рубил дрова, косил вместе с крестьянами. Любил кататься на велосипеде. Прогулки писателя после обеда могли растянуться на 3 часа, не раз он из Ясной Поляны пешком отправлялся в Тулу. Зимой и осенью, во время вынужденного затворничества, он сам рубил дрова, никому не разрешая делать вместо него эту работу. В своем московском доме он каждое утро выходил во двор, чтобы нарубить поленницу дров, а потом на санях привезти воду из колодца.

Но это была не просто прихоть Толстого, писатель считал, что телесная работа нужна ему, как воздух, т.к. если приходится выполнять умственную работу, то без движения очень тяжело. Когда он хотя бы один день не будет работать ногами или руками, то вечером он не сможет ни писать, ни читать, ни даже слушать других людей, у него начинала кружиться голова, появлялась бессонница. Также Толстой сам шил сапоги, а потом дарил их родственникам, друзьям и знакомым.

Разговоры с призраками и посещение морга

Чарльза Диккенса называли непредсказуемым и эксцентричным. У него часто бывали дежавю, а иногда он впадал в состояние транса. Диккенс был очень суеверным, всегда старался к любому предмету прикоснуться 3 раза. Когда он ложился спать, его голова всегда была направлена в сторону севера, и писать он старался так, чтобы лицо было повернуто на север. Когда выходила последняя часть романа (они публиковались в журналах) Диккенса, он всегда уезжал из Лондона.

Многие знакомые писателя знали, что он не просто придумывает своих персонажей, а слышит и видит их. Диккенс говорил, что вся его работа – слушать реплики и записывать их. Иногда его раздражали им же придуманные герои, например, девочка Нелли («Лавка древностей»), которая, по его словам, постоянно вертелась у него под ногами и требовала к себе внимания. А героиня его романа «Мартин Чезвит» все время шутила, из-за чего писатель грозился убрать ее из дальнейшего повествования. В одном из своих писем он признавался, что вечером ему очень сложно освободиться от своих призраков, он просто теряется в их толпе.

Любимым развлечением Диккенса было посещение морга. Так, оказавшись в Париже, он мог проводить там по несколько часов, рассматривая неопознанные тела. Он называл эту свою привычку «притягательностью отвратительного».

Грязь

Иван Крылов был очень усерден в работе, он мог бесконечно править и отшлифовывать свои тексты, стараясь сделать их совершенными. Наверное, вся его энергия уходила на творчество, т.к. он практически не тратил ее на то, чтобы ухаживать за собой. Ходили слухи об его неряшливости и лени.

Марья Федоровна Каменская писала, что он был не просто грязный, а очень грязный. Он не носил чистых рубашек, вся грудь была испачкана кофе или же соусом. Волосы всегда торчали в разные стороны, на сюртуке было много пыли и пуха.

И другие современники говорили, что Крылов любил ходить нечесаным, исподнее свое менял только в праздники, мылся очень редко. От него часто сильно пахло, и не лилиями. Как-то раз он решил пойти на маскарад и не знал, кем одеться. Друзья посоветовали ему просто помыться, сказав, что после этого его никто не сможет узнать.

Говорят, что даже перед императрицей Марией Федоровной он появился в привычном для него виде, хотя и несколько раз пытался избежать этой встречи. Она увидела перед собой полного мужчину, кафтан которого был запачкан жирными пятнами, а на панталонах было тоже что-то желтоватого цвета. А через дырку в одном из сапог проглядывал палец. Когда он целовал ручку, чихнул прямо на императрицу. Но она не разозлилась, а лишь рассмеялась, позже подарила ему новый костюм и сапоги из оленьей кожи.

Один раз его чуть не утопили за оригинальный «наряд». Как-то Крылов решил отдохнуть у приятелей за городом. По-прежнему лохматый и нечесаный, в этот раз он видно решил не утруждать себя надеванием одежды и отправился гулять голышом. Крестьяне, которым еще не приходилось встречаться с таким барином, решили, что это леший, и захотели его утопить. Спас его хозяин дома. И это не первый случай, когда он представал перед другими голым. Как-то, проснувшись, он не стал одеваться, а сразу же уселся работать за конторку. В это время к нему заглянул князь Голицин. Увидев эту картину, он рассмеялся и признался, что любит Крылова, который всегда занят делом, жаль только, что он слишком легко одевается.

Дом его тоже нельзя было назвать чистым. Утром он посыпал ковер пшеном и открывал окна. Тут же слетались воробьи и голуби, из-за которых пол покрывался пометом. Но его это нисколько не смущало, он любовался птицами. Даже Пушкин, часто посещавший Крылова, сидел в кресле, на котором остались следы голубиного помета.

И, тем не менее, его любили, более того, хотели с ним общаться, т.к. он считался одним из лучших литераторов и мыслителей того времени. Крылов закончил свою жизнь в достатке, славе, пользовался всеобщим уважением, а чудачества ему легко прощали. Это был, наверное, единственный человек, который ни с кем из творческих деятелей не враждовал. Кто-то даже считает, что он сам решил играть роль чудака, т.к. был очень умен и знал, что таким образом получает свободу, может ни с кем не церемониться.

Не выходить из дома

Виктор Гюго был гениальным писателем. Но ему было сложно заканчивать свои произведения. Когда гора рукописей на столе росла, он начинал нервничать и беспокоиться, после чего приступал к написанию новой книги. Иногда в течение года ему не удавалось завершить ни один из своих романов.

И тогда он пошел на хитрость. Чтобы не отвлекаться от работы, Гюго решил запирать себя дома. Так как писатель знал, что в любой момент может выйти на улицу, он сделал все возможное, чтобы предотвратить это. Один раз он побрил налысо половину головы, а бритву выкинул в окно. В другой раз велел служанке спрятать всю одежду, оставшись в одной простыне. Благодаря этим хитростям, он не мог выйти из дома, и ему приходилось работать.

Конечно, это далеко не все чудачества писателей, их слишком много. Даже Александр Сергеевич Пушкин иногда чудил. Его друг Александр Вельтман рассказывал, что во время одной из ссылок он лечил себя от депрессии оригинальным способом – лежа голым на постели стрелял из пистолета в стенку. Сейчас или писателей стало меньше, или же к творениям новых авторов нет такого интереса, но подобные истории – большая редкость. Наверное, потому, что миллионы поклонников следят за жизнью звезд или блогеров, а книги отошли на второй план. Или же написано так много гениальных произведений, что создать что-то, что будет лучше и интереснее, стало сложнее.

Источник: myjane.ru

Интересное

Добавить комментарий

Читайте также x