Легенды общежития

Каждое общежитие имеет в своём арсенале легенды о привидениях, призраках, каких-то сверхъестественных явлениях. Общежитие, в котором произошла эта душераздирающая история, ничем не отличалось от других. За тридцать пять лет в его стенах случилось немало историй и непонятных происшествий.

Верхушку рейтинга непонятных происшествий занимал «музыкальный случай». Эта история заставила дрожать колени многих слушателей. Однажды ночью в пустующей комнате, в которой после недавней смерти хозяина никто не проживал, сама по себе включилась музыкальная установка и ночную тишину общежития разорвала громкая музыка. В ту ночь в общежитии больше никто не уснул. Существовало немало версий таинственного включения музыкальной аппаратуры. Наибольшей популярностью пользовалась та, в которой усопший хозяин решил послушать любимую подборку. При жизни он работал преподавателем музыки и много лет носил гордое звание «Маэстро». Историю о таинственном ночном включении музыкальной аппаратуры передавали из уст в уста студенты и преподаватели, работники заведения. Постепенно страшная история перешла в разряд легенд.

Не прошло и года после таинственной музыкальной ночи, как очередной кошмар приключился с дежурной по общежитию Владимировной. Летним вечером она пришла на ночное дежурство. Как обычно, не откладывая в долгий ящик, отправилась на обход вверенного ей на ночь здания. Дежурная добросовестно обошла все три этажа. Она тщательно проверяла запоры на окнах, дёргала двери запертых жилых комнат и подсобных помещений. Шаги Владимировны гулко отдавались в пустом здании, разрывая тишину. Она ненавидела эту тишину. За каждым поворотом, каждой дверью ей мерещилось что-то страшное, неведомое, готовое выскочить и наброситься на неё. За годы работы женщина не привыкла к пугающей тишине каникулярного общежития. Студенты дружно разъезжались по домам, и по ночам здание общежития пустовало.

Владимировна вернулась на вахту. С улицы доносился шум проезжающих машин, временами раздавалось тявканье собак, шаги прохожих. Смеркалось. Владимировна отправилась в подсобку за веником. Она решила навести порядок на рабочем месте.

— Натаскали за день мусора, а подмести никому ума не хватило, — бурчала женщина для порядка, радуясь возможности занять себя чем-нибудь.

Загрохотал металлический отлив за окном. Вздрогнув, женщина посмотрела в сторону окна. В оконной раме на фоне сгущающейся темноты белела морда облезлого кота, явившегося на ужин. Напарница Нина приветила бродягу, оставляя ему кусочки еды на подоконнике во время своих дежурств. Кот не собирался высчитывать смены Нины, быстро привык к ужину и каждый вечер приходил столоваться. Владимировна вздохнула, приставила веник к столу, достала из сумки специально принесенный ужин для котяры и пошла кормить бедолагу. Приоткрыла створку окна, поставила перед иждивенцем баночку с едой. Вместо приветствия произнесла: «Ешь, чудо облезлое. Вот судьба-злодейка». Закрыла окно, завесила его жалюзи – не любила ночью смотреть в темные оконные глазницы. Вернулась к столу, решила попить чаю. Достала бутерброды, заварила чай, открыла журнал и занялась разгадыванием кроссвордов.

Повторный грохот за окном не испугал. Он всего лишь означал конец трапезы котяры.

Тишину в пустом здании нарушил звонок телефона. Дежурная, радуясь возможности поговорить, сняла трубку аппарата, бодро произнесла:
— Общежитие номер один!
— Мамочка, привет! – Владимировна услышала голос дочки.
— Дочурка, привет! Чего звонишь? – радостно поинтересовалась женщина.
— Узнать, как дела у дежурной?
— Нормально дела! — засмеялась Владимировна. — Кроссворды разгадываю. Так можно работать! Боюсь только, как бы не уволили. Все же пенсионерка уже!
— Мама, не переживай! Уволят, так радоваться свободе будешь! – успокоила дочка.
— Нет, доча, хочу еще на людях побыть, да и лишняя копейка не помешает.
— Ой, мама, не смеши! Ты с кем там сейчас общаешься? В общежитии же нет никого?
— Это ж не часто! Один раз в неделю ночь подежурить – ничего страшного! – бодро ответила Владимировна. – Ночь короткая, через четыре часа уже рассветёт! Летом хорошо. Это на зимних каникулах жесть – приходишь на работу в темноте и уходишь в потёмках. Хорошо, что каникулы короткие.

Владимировна минут пять поболтала с дочкой и опять углубилась в кроссворд, пытаясь вспомнить фамилию красавицы, зашифрованной под цифрой «3». Женщина уставилась на часы, висевшие на стене. Стрелки часов почти собрались вместе, безмолвно оповещая о вступлении ночи в свои законные права.

«Борисова, нет не она. Собчак… Тьфу ты, точно не Собчак», — мысленно ругалась сама с собой женщина, — «Знаю же эту красотку, а вот не вспомню фамилию никак!»

Вдруг мысли о звёздных красавицах улетучились. Мороз пробежал по коже от пальцев ног до самой макушки, волосы встали дыбом. В тишине общежития раздались звуки шаркающих шагов. Причем раздавались они из крыла коридора с нехорошей музыкальной комнатой. Сердце женщины замерло, но через секунду забилось в бешеном ритме, холодный пот покрыл спину.

Мысли вихрем пронеслись в голове: «Неужели Маэстро? Неужели вернулся? Мамочки!»

Шарканье между тем неумолимо приближалось к вахте.

«Говорили же, а я дура не верила. За что мне этот кошмар?» — думала женщина, зажав рот руками, чтобы не закричать. Она очень надеялась, что призрак не заметит её и пройдет мимо.

Шаги на несколько секунд замирали, но затем вновь возобновлялись.

Человек, в конце концов, привыкает ко всему. Вот и Владимировна через несколько минут освоилась со страхом и решила: два раза не умирают, но сидеть как овечка и ждать, как неупокоенный дух подойдет и примется душить её, еще довольно крепкую женщину, она не будет. Лучший способ защиты, как доказано — нападение. Между прочим, касается это и потусторонних сил, даже если в прошлом они были нормальными людьми. Нечего тут шаркать и пугать её.

Владимировна огляделась в поисках какого-нибудь оружия, увидела только веник, на счастье оставленный ею возле стола. Женщина дотянулась до него, ощутила в руках крепкий остов — это придало ей смелости. Владимировна поднялась и на цыпочках, держа веник наперевес, неслышно отправилась в сторону шагов. Привидение замерло! В этой стороне коридора было темно, как… Темно совсем. Выключатель находился в стороне присутствия потусторонней силы. Но женщина почему-то осмелела, может, потому что никто не бросился её душить или она уже привыкла к зловещим шаркающим звукам. Подбадривая себя истеричным криком: «Да чтоб тебя, нечистая сила!», — бросилась к выключателю, ловко щёлкнула его клавишей. Тёмная часть коридора осветилась. Но это не особенно помогло: коридор был заставлен ученическими стульями и столами по причине летнего ремонта здания. Нечистика не было видно. Конечно, ему не составило труда спрятаться среди нагромождений мебели. Женщина, ругаясь и плача одновременно, для острастки постучала веником по столам и стульям. Решила вернуться на вахту. Ей пришла в голову спасительная мысль запастись чем-нибудь существенным для защиты. Она быстро пробежала в другую сторону коридора, там находился спуск в подвал, Обычно завхоз перед подвалом оставлял лопаты и грабли. На её счастье выбор инвентаря был велик. Она схватила лопату и быстро вернулась в коридор.

Напуганная женщина громко ругала присутствующих и отсутствующих духов. Никто не отвечал. Она заплакала от обиды на судьбу, подбросившую ей это страшное испытание. Слёзы перешли в причитание: «И за что мне эта напасть? И чего я такая несчастная? Вот брошу эту работу, достало всё!» Причитания пристыдили нечистика, ничто не нарушало тишину.

Владимировна поплакала еще немного, проглотила пару таблеток пустырника и опять взялась за кроссворд. Неожиданно вспомнила фамилию светской львицы, довольно прошептала:
— Шарапова!

Радость длилась недолго. Опять раздалось зловещее шарканье.

Пустырник не помог, сердце подпрыгнуло к горлу, а кровь запульсировала в висках. Владимировна громко закричала:
— Держись, сволочь! Сейчас я тебя придушу!



Схватила лопату и решительно бросилась в сторону шарканья. Она была готова увидеть призрака и сразиться с ним, чего бы ей это ни стоило. Ожидания оправдались. Владимировна увидела неспешно бредущее чудище. Было оно ужасно, но невелико, совсем невелико. Голова чудищу досталась то ли от свиньи, то ли от мыши, руки-крылья, широко расставленные по сторонам, еле тянулись за тщедушным неприятным телом, издавая тот самый страшный звук шаркающих шагов.

— Твою ж дивизию! – непроизвольно выругалась Владимировна, замахнулась лопатой и опустила её на голову летучей мыши, в последний момент всё же немного затормозила.

Удар оглушил потустороннего пришельца…

Источник: myjane.ru

Интересное

Добавить комментарий

Читайте также x