Как я бросила курить

«Волнующее преображение», «Мир ярких эмоций», «Живи со вкусом», «Яркая деталь», «Женская сущность»–все это слоганы рекламы женских сигарет, энергично циркулировавшие во всевозможных СМИ до тех пор, пока в нашей стране не был введен мораторий на рекламу табачных изделий. Красивая, с несвойственным курильщику здоровым румянцем на щеках, девушка изящно брала благоухающую, тонкую, как зубочистка, сигарету, и как-то отстраненно-задумчиво делая красивую и глубокую затяжку, волшебной силой компьютерной графики погружалась во все вышеописанные табачными маркетологами состояния. Безусловно, это впечатляло, в первую очередь юную и неокрепшую психику молодых девушек.

Признаюсь меня разочарование, как правило, настигало уже после первой пары затяжек, никакого волнующего преображения я не ощущала, не говоря уже о мире ярких эмоций и вкусе, хотя это не мешало мне продолжать курить.

Как это часто бывает, начитавшись всевозможной литературы и просмотрев горы материала, наглядно иллюстрирующего «желтых людей» и «зеленых младенцев», мы с подругами однажды все-же решили бросить курить, почти клятвенно пообещав друг другу, что следующий понедельник станет для нас точкой отсчета новой прекрасной жизни без сигарет. Говорят, из двадцати, попробовавших однажды, также как любопытный Колумб при встрече с индейцами, курительную трубку, лишь двое или трое способны отказаться от нее в будущем и сомнений в том, что именно мы этими двумя-тремя и являлись, у нас не оставалось.

Первая половина дня без сигарет прошла очень даже неплохо. В голове так и кружились радужные мысли, которые с невероятной силой катализировали рост чувства собственного достоинства. Уже через час прекрасного понедельника, подойдя к зеркалу, мне показалось, что на щеках ярче проступает румянец, что еще раз заставило мое лицо растянуться в приятной улыбке и загордиться собой. Мысли о том, что не так страшен черт, как его малюют, не покидали меня, и хотелось всем желающим присоединиться к нашим рядам «исправившихся» девочек, сказать: «А на самом-то деле, все не так трудно!» В общем, могу назвать первые три часа этого понедельника счастливейшими за весь процесс «бросания».

Однако, спустя еще час, сидя на своем рабочем месте и составляя протокол утреннего совещания, я почти физически ощутила, как что-то неожиданно отвлекло меня от работы. Повернувшись, я увидела проходящего мимо айтишника Павла, который выходил покурить и сейчас возвращался к своему рабочему месту. Я не могла оторвать взгляда от его спины, вихрь пронесшегося вместе с ним табачного шлейфа, взбудоражил меня не на шутку, и я почти физически почувствовала, как хочу курить. Я отправилась в гардеробную, добралась до своего шкафа, достала жвачку для «бросальщиков» и, засунув ее в рот, присела на скамейку. В горле запершило, а где-то в области поджелудочной железы неприятно засосало, пожевав еще минуты две, я выплюнула жевательную резинку, но все это время не переставала думать о Павле, понимая, что почти возненавидела очень даже милого парня лишь за то, что жутко хочу составить ему компанию.

Я знала, что ломка неизбежна, но сдаваться так легко не собиралась. В сумке помимо жвачек имелись леденцы на палочке, орешки и сосательные конфеты для курильщиков. Взяв все это с собой в приемную (я секретарь генерального директора), я скорее напоминала себе не секретаря, а до зубов вооруженного бойца, сидящего в окопе в ожидании наступления противника. Когда орешки стали вызывать тошноту, а от леденцов для курильщиков появилось неприятное ощущение в горле, я перешла на леденцы на палочке. Странно, но ощущение чего-то зажатого между зубов и вправду отчасти расслабляло. Это заставило меня задуматься над тем, что немало удовлетворения в процессе курения мы получаем от его механической составляющей. Организм, безусловно, страдал от никотинового голодания, но стало ясно, что сам процесс смакования сигареты во рту играл не последнюю роль. Так, найдя в леденце на палочке небольшой «островок спасения», я решила снова вернуться к процессу составлению протокола утреннего совещания, который сам того не желая, так бесцеремонно прервал Павел. Однообразный вкус леденца тоже надоедал, поэтому я стала чередовать их, поочередно заменяя цитрусовый леденец ягодным или засунув в рот сразу две, а иногда и три конфеты на палочке.

Протокол был практически завершен, когда дверь, которая вела в кабинет руководителя, открылась, и вышел директор. Обычно это было связано с какими-либо поручениями, но вместо указаний я увидела в глазах моего шефа немой вопрос и еле заметную ухмылку на лице и только тут вспомнила, что у меня изо рта торчат целых две палочки. Сконфузившись, но при этом, забыв вытащить конфеты изо рта, я промямлила:

– Я брошаю куить.
– Ну, вот и отлично, а сейчас, занесите-ка мне перевод оферты Anriz – сказал он, возвращаясь в кабинет
– Миуту – промямлила я в ответ, от волнения снова позабыв о том, что рот занят.

С досадой швырнув обе конфеты в корзину для мусора, я схватила нужную папку и отнесла в кабинет. На вопрос, не нужно ли что-то еще, мой босс с улыбкой ответил: «Если что-то понадобится, я позвоню». Вернувшись в приемную, я снова уселась за свой стол. Ситуацию нелепее придумать было сложно. Мысленно я постоянно прокручивала ее в голове. Наш директор, конечно, человек очень деликатный и не лишенный чувства юмора, но мне было стыдно за саму себя. В неистовой погоне за своими призрачными идеями я позабыла о том, что была лицом предприятия, ведь вместо директора в приемной могли появиться посетители, какое впечатление у них должно было сложиться лично обо мне и о компании в целом!? Курить хотелось безумно, но ради чего тогда, спрашивется, было все это?

Промучившись подобным образом еще полдня, и убедившись, что такие эксперименты в разгар рабочего дня неуместны и даже способны здорово подмочить репутацию, я решила бросить всю эту затею. Помимо бесконечных курьезов, с которыми я сталкивалась практически на каждом шагу, все буквально валилось из рук: заваривая кофе для начальника, я разбила чашку, во время совещаний было крайне сложно сконцентрироваться на повестке дня, а мое рабочее место было просто завалено всевозможными фантиками, обертками и тому подобным хламом вперемежку с еще неиспользованным «арсеналом», что превращало приемную в макет блошиного рынка.

Но апогеем этого дня стало подведение итогов моей работы, когда я поняла, что ни одной из поставленных на сегодня задач я либо не выполнила, не считая многострадального протокола, либо качество этой работы оставляло желать лучшего. Таким образом, проведя практически двенадцатичасовую войну с никотином, я потерпела сокрушительное поражение с многочисленными потерями. Удивительно, как самой удалось остаться в живых.

Несколько лет спустя я все же бросила курить, поняв для себя, что, если вы не являетесь счастливой обладательницей сильнейшей, просто железобетонной воли, то самое важное в этом деле, найти для себя весомый мотив. Один из самых действенных – беременность, по крайней мере, в моем случае он сработал безотказно. Из всех, оставшихся в моей памяти, курильщиц в интересном положении, только две так и не отказались от пагубной страсти, очень многие снова вернулись к ней по окончании периода вынашивания, родов и кормления, но еще две действительно бросили курить. Не менее значимым мотивом может стать состояние здоровья, когда есть факторы, сигнализирующие о том, что курение грозит смертельной опасностью. В целом, не имеет значения, что конкретно для вас может стать этим стимулом: неприязнь к табаку вашей второй половинки, затрачиваемые на табак денежные средства, получение долгожданной должности или просто пари, неважно, главное, чтобы лично для вас это было действительно значимо и сильно мотивировало.

Ну и позволю себе несколько советов.

1. Лучше, чтобы с Вами рядом находился человек тоже некурящий. Отсутствие соблазна, как минимум, поубавит страсти к табаку.

2. Лучше «пробовать» в осознанном возрасте. Дело в том, что после первой сигареты, наступает так называемый эффект «потери девственности» – «одним больше, одним меньше – какая разница?» Момент «включения головы» может произойти слишком поздно, уже в состоянии глубокой зависимости. Ничего сверхъестественного в первой сигарете нет (как, собственно говоря, и в потере девственности), это скорее психологический барьер, но если вы все-таки решите, что хотите попробовать, начните не в 14-15, а в 25, например.

3. Нужно отдавать себе отчет в том, что курение – это сильнейшая психологическая зависимость, к избавлению от которой следует подходить трезво и рационально, лучше в компании со специалистом, а не возникших на кураже порывов. Думаю, мой личный пример этому прекрасное подтверждение.

4. В конце концов, просто задумайтесь и ответьте себе честно на вопрос: курение действительно доставляет вам удовольствие? Если да, то нужно ли истязать себя сомнительными экспериментами? Может просто успокоится и делать то, что нравится? Я знаю тех, кто курит много и чувствует себя при этом вполне комфортно, однако подавляющее большинство, включая и меня, к этой группе не относится, и если б однажды, будучи еще школьницей, смогла устоять перед натиском «подружек», настойчиво просивших поддержать кампанию, то не пришлось бы преодолевать такой долгий путь, который сама я и усадила терниями.

Курить или не курить – это ваш выбор, но пусть курение будет осознанным шагом, а процесс действительно подарит яркие эмоции и волнующее преображение, а не дискомфорт и проблемы со здоровьем.

Источник: myjane.ru

Интересное

Добавить комментарий

Читайте также x