Александр Соколовский: «Мы с моей женщиной оба экстремалы»

По профессии артист, а по натуре рисковый исследователь, для которого не настолько важен результат, сколько путь. Звезда «Молодежки» Александр Соколовский признает жизнь только заполненную, в какой есть и спорт, и экстремальные увлечения, и зарубежные языки. Его любовь не из творческой сферы, но в остальном увлечения актера стопроцентно делит. Подробности — в интервью журнальчика «Атмосфера».

— Александр, не так давно вы бросили фразу, что выросли на забугорном кино и подсознательно чувствуете, что сделаны для него. Какие деяния предпринимаете, чтоб оказаться на съемочных площадках Голливуда? Наверное и тогда мысли о «Оскаре» вас не оставляют…

— Нет, о заслугах я не мечтаю и, в принципе, сдержанно отношусь к призам и признанию такового рода. Думаю, это быстрее приятно педагогам, когда они выяснят, что их студент так высоко взлетел. Я понимаю огромное количество профессиональных людей, которые не были признаны при жизни, но от этого не стали наименее важными для народа. Поглядите, к примеру, как длительно этот же «Оскар» уходил от Леонардо Ди Каприо. Что касается моих отношений с южноамериканским синематографом, то вправду в детстве я пересмотрел весьма много лент благодаря моим родителям-­киноманам. Они одними из первых приобрели видеомагнитофон. Я совершенно маме и отцу очень благодарен за собственный неплохой вкус в кино и в музыке. В доме у нас постоянно игралась высококачественная глобальная музыка 50-х, 60-х, 70-х, 80-х годов. Потому я, в отличие от почти всех ровесников, разбираюсь в кумирах той эры. Меня недозволено поставить в тупик именами Rod Stewart, Prince, B. B. King. Я с юношества учил британский язык, и было понятно, что в данной культуре мне будет просто приспособиться. И когда ездил в США, и когда я снимался в проекте «Трейдер», где гласили в большей степени на зарубежных языках, работа не представляла для меня никакой трудности. А вот сотворен ли я для западного синематографа, покажет время. Испытать в любом случае стоит.

— Конкретно в этих целях вы пересекали океан?

— Естественно. Летал на разведку. У меня же никаких связей в Голливуде не было, и я отправился в Лос-­Анджелес находить людей, которые бы мне растолковали, как там все устроено. Глупо грезить о том, о чем ты не имеешь представления. Потому я решил любой год на месяц туда отчаливать, совмещая приятное с полезным. Нужно сказать, мне в Штатах отлично. И уютно, и без всякого культурологического барьера… С хоть каким янки могу поддержать разговор на три самые пользующиеся популярностью там темы: спорт, музыка, кино. Я же к тому же спортивный юноша — увлекаюсь фактически всеми пользующимися популярностью там видами спорта, не считая бейсбола. Но пока путь к настоящей работе очевидно долог. В данной же стране все строго: пока у тебя не будет на руках разрешения законно трудиться, ты не представляешь энтузиазма для работодателя. Это место бизнеса. Про творчество там говорит, наверняка, только 10 процентов. Я делаю шаги по осуществлению загаданного, отсылаю пробы, но пока гласить не о чем. Единственное, я не исключаю в предстоящем собственного переезда.

"В Штатах мне отлично и уютно. С хоть каким янки могу поддержать разговор на три самые пользующиеся популярностью темы: спорт, музыка, кино"Фото: Даниил АРТЕМЬЕВ

— Зато вы уже сможете повытрепываться увлекательными съемками в остальных местах за пределами отечества…

— Да, я снимался в Тунисе, в пустыне Сахара. В Турции, в Стамбуле. В Польше. Это были все примечательные проекты совместного производства. К слову, по западной системе работы. Но миф, что она безупречна. Может быть, в лучших голливудских картинах вся схема процесса совершенна, но в других вариантах встречаются некоторые допущения. Притом что и в наших высокобюджетных проектах все происходит верно и слаженно.

— Зрители вас знают по телесериалам «Молодежка», «Магомаев», «Суперплохие», «Вы все меня бесите», «Гранд». У вас какое-­то чутье на зрительские проекты?

— На роли я соглашаюсь интуитивно, и команда для меня имеет огромное значение. «Гранд» был изготовлен суперкачественно: от сценария до постройки прекрасной декорации, где все было полностью достоверно. Не считая того, я в первый раз задействован в комедии. Ранее этот жанр проходил мимо меня, к огорчению. Если не считать «темной» комедии. Я все-же выпускник ГИТИСа, артист драматический, и мне любопытно осваиваться в данной сфере. Тем наиболее что мой персонаж, Юрий Сергеевич, иронический циник. По сути с комедией как такой я сталкивался, когда служил в Столичном Губернском театре, играя спектакль по рассказам Миши Задорнова.

— Театр вы называете наиболее {живым} организмом, нежели синематограф, при всем этом признаетесь, что чуть-­чуток боитесь сцены, невзирая на то, что выходите на нее с 9 лет.

— Будучи ребенком, я не чувствовал такового груза ответственности и не колебался, кем стану в дальнейшем. Видимо, какой-­то сбой, блокировка возникли уже в театральном вузе. В детстве совсем не жутко было наделать массу ошибок, а наши высшие учебные заведения, заставшие период Русского Союза, к огорчению, имеют очень старую школу преподавания, которая воспитывает в студентах ужас провала. В США в актерских школах система обратная российскей. Я прогуливался на почти все мастер-­классы и восторгался, что у их даже нет такового понятия, как «бесталантный» студент, которого ругают перед всем курсом. У нас же постоянно, если не выходит спектакль, то повинны ученики, а не учитель.

— Вы очевидно человек западного склада ума…

— Нет, как раз склад ума у меня российский. Просто не русский. Это различные вещи. Мне 30 один год, и пока я вижу, что отголоски прежнего политического строя в нашей стране достаточно активны. Видимо, обязано смениться несколько поколений, чтоб ушли эти пережитки прошедшего, а еще наша закомплексованность, опаски за проявление чувств, за излишние ухмылки…

"Я езжу на умеренном байке, машинка не роскошная, не самая крайняя модель телефона. Но постоянно есть средства на последний вариант"Фото: Даниил АРТЕМЬЕВ

— Вы пробовали себя в клипмейкерстве. В предстоящем собираетесь ли осваивать режиссерскую либо продюсерскую стезю?

— Скажу для вас так: меня увлекает процесс сотворения контента. Но сейчас все мое съемочное оборудование — только интересное хобби, не больше. Кто-­то для досуга покупает для себя инструмент, кто-­то холст с красками, а я заполучил кучу видеоаппаратуры. Другими словами мое средство самовыражения происходит через видеокартинку.

— Вы не анализировали, почему вас до сего времени нет в больших полнометражных картинах? Пробовали быть себе менеджером?

— Нет, по-­моему, это странноватая история. Мне кажется, что даже если у тебя покажется неколебимая уверенность, что это прямо твой герой, навязать свою кандидатуру режиссеру нереально. В Рф эта схема не работает. У нас нередко все строится на дружеских отношениях, а это, непременно, в корне ошибочно. Но, с иной стороны, у всякого свои функции, и о том, кто будет задействован в той либо другой картине, лучше знают кастинг-­директора, продюсеры и режиссеры. Им виднее. Чем лучше они подберут состав в проект, тем успешнее будет их продукт. И у меня лично нет претензий. Я буквально не из тех скупых, эгоистичных артистов, которые стремятся выиграть все в мире. При всем этом занятость у меня полностью благопристойная. Так, в позапрошлом году сразу было 6 проектов, при этом в различных городках. Я практически не спал и даже поставил личный рекорд — девяносто дней без одного выходного.

— Выходит, и роли-­мечты у вас нет?

— Я бы с радостью сыграл Дориана Грея. А еще Остапа Бендера. Хотя меня пару раз пробовали на роли, в описании которых значился таковой авантюрный типаж, и не утверждали, из чего же можно прийти к выводу, что у меня, может быть, иная органика. Потому и роли приходят остальные. Скоро на НТВ выйдет детектив «Фальшлаг», где я играю 1-го из основных героев. А на данный момент снимаюсь для такого же канала в военной драме «За час до рассвета» вкупе с Константином Хабенским.

— В детстве вы занимались борьбой, плаванием, футболом, легкой атлетикой, и сейчас со спортом дружите. Эти способности очевидно понадобились в профессии.

— Да, но не так много у нас проектов, где требуется мощная физическая подготовка. Но скажу откровенно, быстрее всего, я резвее почти всех, если будет нужно для съемок, обучусь новенькому себе виду спорта. Мне этот вызов будет любопытен. Фактически, и для жизни я желаю освоить еще неизведанное. К примеру, парусный спорт — отправиться на регату.

"Большущая фортуна, что мы с родителями друзья. Но, поправде, в их возрасте я бы буквально не стал примерным папой"Фото: Даниил АРТЕМЬЕВ

— Также вы игрались в хоккей вкупе с знаменитыми Вячеславом Фетисовым и Александром Якушевым…

— У их сила необычная! На моих очах они обыграли сборную Приморского края — юных ребят! Юное поколение выносливее, но опыт ветеранов брал верх.

— А вас не печалит тот факт, что вы, на самом деле, любознательный юноша, не воспринимаетесь как умственный артист?

— А кто из коллег заходит в эту категорию? По-­моему, кино про умных людей у нас самый невостребованный жанр. Разве у нас много снимают историй про ученых, шахматистов, политиков? Спасибо русской промышленности, что они хотя бы про знаменитых спортсменов начали созодать картины. Я с большим наслаждением сыграл бы ученого либо мудрейшего предводителя. К примеру, меня притягивает таинственная личность сербского изобретателя Николы Теслы. Также геройского Александра Македонского.

— Вы очевидно любимы окружением. Нередко ваши коллеги говорят о противоборстве миру, а вы с ним в ладу…

— Совсем правильно. Изгоем в обществе я не был никогда. Быстрее напротив. У меня с юношества было много друзей, я люблю огромные компании. И в целом неравнодушен к людям. Они мне увлекательны. (Улыбается.)

— Дружбу с дамой тоже допускаете?

— Естественно. У меня есть девчонки-­подружки. Осознаете, общаешься же с личностью. Пол здесь не важен. Другое дело, если эта личность не развивается, то рано либо поздно ваши дороги расползаются, так как становится просто тоскливо, не о чем говорить. Эта ротация временами происходит: кто-­то, преподав определенный урок, уходит из наиблежайшего круга, кто-­то в него приходит.

— Как-­то вы произнесли, что чувствуете себя вкусившим вкус и балованным вниманием к для себя. Что вы имели в виду?

— Быстрее всего, я это интервью давал, когда вышла «Молодежка». На нас упал колоссальный фуррор. Всех артистов практически рвали на части. На мероприятиях мы даже в туалет были обязаны ходить с охраной. Может быть, я когда-нибудь напишу автобиографию, где тщательно изложу действия того периода. У меня накопилась масса смешных сюжетов.

— Вы воспользовались ситуацией?

— Что вы имеете в виду? Идти на контакт с людьми буквально сделалось еще проще, так как срабатывало секундное узнавание. И в неких моментах это было очень комфортно. Я с наслаждением проходил без очереди, когда меня пропускали. В один прекрасный момент мне необходимо было улететь на съемки, и меня посадили на рейс, который был под завязку. Вошли в положение и зарегистрировали. Такие ситуации приятны.

— У вас были периоды одичавшего безденежья, когда вы снимали «убитую» комнату и недельками жили на макаронах. Сейчас понимаете стоимость деньгам?

— У меня к ним изменялось отношение. Опосля моего принужденного аскетичного шага я дозволял для себя почти все брать в магазине. И должен для вас признаться, что, когда длительно экономишь, психологически трудно позже разрешить для себя не глядеть на ценник. Другими словами дозволить растрачивать. Но заботливое сохранение бюджета это нужный навык. И он есть у всех, кто в шестнадцать лет прибыл в Москву, арендовал здесь жилище, перебивался какими-­то заработками и испытывал нескончаемый стресс от нестабильного состояния. Тем наиболее оно знакомо людям творческих профессий, где отсутствует определенность. К счастью, умение разделять гонорар по конвертам и растягивать его на долгий срок не исчезает с приходом вправду впечатляющих сумм. Я «финансово разумен», как молвят в Америке. Езжу на достаточно умеренном байке, машинка не роскошная, также не приобретаю какую-­то безрассудную брендовую одежку, у меня не самая крайняя модель телефона, но при всем этом постоянно есть «подушечка сохранности» — средства, отложенные на последний вариант.

— К слову, вы уже стали официально москвичом?

— У меня бродячий стиль жизни, и покупки недвижимости в планах нет. Для меня — кайф в движении.

— Кидается в глаза ваша акцентированная галантность, что сходу выдает в вас уроженца северной столицы…

— Ну, я не ошибаюсь в применении столовых устройств за накрытым столом, к примеру. (Улыбается.) С этикетом знаком не понаслышке, притом что могу просто есть пиццу прямо из коробки. Могу сказать о любви к музеям и театрам, но она есть и у обитателей остальных регионов. Но Санкт-­Петербург для меня избранный, и я с наслаждением приезжаю к родителям, их дом в сосновом лесу.

— Вы возникли на свет, когда им было по девятнадцать лет…

— Я весьма признателен маме и отцу, что наша семья выжила, а я возлюбленный ребенок, которому предоставляли свободу и не контролировали любой шаг. Большущая фортуна, что с родителями мы друзья. Но, поправде, в их возрасте я буквально не стал бы примерным папой. Я понял, что готов к семье, только поближе к 30. Осознаете, я иной по складу человек. Ну и время на данный момент другое, изредка кто рано заводит семью. И я считаю, это верно. Но, непременно, если б в моей жизни рано возникла таковая мощная любовь, как у моих родителей, может быть, я бы и повторил их опыт.

— Когда вы ощутили внимание к для себя со стороны обратного пола?

— Поверьте, я совершенно не герой-­хахаль, хотя меня и нередко употребляют в данном амплуа. Но я никогда не был тем парнем, в которого влюбляются все девчонки в классе. При всем этом сам мучился от любви безответной. В институте ситуация с девицами повторилась. Думаю, все-же я способен представлять энтузиазм как личность. Это может подкупать. Никак по другому.

— На этот момент вы не свободны?

— Я в отношениях, и у меня красивая женщина. Но я не приверженец подробных дискуссий о любви. Никогда же ничего недозволено знать наверное. Я очень серьезно отношусь к этому чувству, чтоб рассуждать о нем вот так всуе, разбрасываясь. Я сталкивался с глобальными разочарованиями, обманывался в собственных ожиданиях. Наверняка, я романтичный идеалист, не случаем же прочел всего Байрона. (Улыбается.)

"Мозг – стопроцентная мистика, и то, как дама готовит собственному мужчине, о многом гласит. А моя женщина – виртуозный повар!"Фото: Даниил АРТЕМЬЕВ

— Правда, что вас в избраннице завлекают до этого всего ум и кулинарные возможности?

— Полностью. Мозг — стопроцентная мистика, и то, как дама готовит собственному мужчине, гласит о многом. Понимаете, я не верю, что есть дамы, которые плохо готовят. Они просто не желают. А моя женщина — виртуозный повар! Сейчас она меня кормит. Очень многообразно, беря во внимание, что я исключаю себе мясо и фастфуд. Меж иным, ранее я и сам не прочь был встать к плите. Являясь поклонником итальянской кухни, любил баловать гостей пастой. У меня был период, когда дома устраивал истинные кулинарные тусовки.

— Ваша 2-ая половина из шоу-­бизнеса?

— Еще несколько годов назад был уверен, что женщина из иной среды меня не сумеет до конца осознать. Но сейчас пересмотрел свои взоры. Моя женщина не из медиа-­сферы. Видите, я скучен для прессы в плане личной жизни. (Улыбается.) Я знакомлюсь с женщиной и далее с ней встречаюсь, не сомневаясь, что счастье любит тишину.

— Она вас не ревнует?

— Снаружи — нет. Надеюсь, и внутренне тоже.

— Какие темы вас связывают?

— Общие интересы. Мы похоже смотрим на мир вокруг нас, и оба экстремалы. Мы вдвоем катаемся на сноубордах и гоняем на байках. Она делит мой драйв. Волшебство, что мы так совпадаем.

— Для вас так же, как и в молодости, не хватает адреналина? Кажется, что вы не понимаете, что такое чувство самосохранения…

— Оно у меня проснулось, когда я стал постарше. Потому на этот же байк я сел лишь два года вспять. Но совершенно я живу эту жизнь на полную катушку. Мне принципиально любой денек обучаться чему-­то новенькому, повсевременно развиваться. Вот на деньках собираюсь заняться арабским языком. Я люблю читать исторические книжки, оттого лингвистика мне близка. По большенному счету, жизнь довольно длинна и при желании может почти все в себя вместить. Соответственно, это физическая перегрузка, эрудированность и духовные практики.

Источник: womanhit.ru

Интересное

Добавить комментарий

Читайте также x