Что поразило советскую девченку в Вашингтоне | статьи на pegast-tur

Содержание:

    1-ые воспоминания от АмерикиАмериканское ТВ и выпечка под маркетинговые паузыАмериканские друзьяАмериканский яблоковый пирог

Реклама

Ребенком Анаит Пирузян оказалась с семьей в США – выучила британский по телесериалам, побывала на елке в Белоснежном доме и попробовала тамошнюю выпечку. Классические южноамериканские рецепты вошли в новейшую кулинарную книжку Анаит, как и рассказ о Америке 70-х. Каким ей запомнился Вашингтон – и каким он оказался на вкус?

Анаит в аэропорту Вашингтона, 1973 г.

В летнюю пору 1972 года наша семья собралась переезжать в Вашингтон, куда папа был назначен на новейшую работу. Мы с братом отнеслись к данной для нас анонсы с большенный осторожностью, потому что само слово «Америка» сулило совсем непонятные перспективы.

Наши опаски по поводу новейшего места жительства подкреплялись тем, что к этому моменту мы успели побывать на показе документального кинофильма «Путь Америки», в каком эта страна была представлена как исчадие ада. Чтоб переломить наше сопротивление, мать пообещала брать дефицитные бананы в огромном количестве. Вообщем, по приезде мы стремительно сообразили, что в Америке не только лишь нет ничего ужасного, да и, напротив, есть много неплохого — кроме бананов. Которые, к слову, стремительно отошли на 2-ой план и чернели нетронутыми на кухне.

1-ые воспоминания от Америки

Сотрудники посольства подготовили для нас квартиру — так было принято в дипломатичном обществе. Будущая подруга моей матери тетя Майя Орлова постелила нам новое белье для постели, купила чайник и посуду и заполнила холодильник продуктами. Посреди их была и 1-ая южноамериканская выпечка, которую я попробовала. Это были замороженные треугольники из слоеного теста с яблоковой внутренностью, которые оставалось лишь запечь в духовке. Для меня это был 1-ый вкус Америки.

Опосля столичной квартиры южноамериканская казалась обширной. Сейчас у нас с братом было по комнате, при этом в различных концах коридора. Это было что-то новенькое, потому что ранее мы постоянно находились в нескольких шагах друг от друга.

В один прекрасный момент с утра, скоро опосля нашего приезда, я открыла глаза и увидела коробку с Барби, стоявшую на полу перед кроватью. Прямо на меня смотрела малая блондиночка с длинноватыми волосами, одетая в купальник и парео психоделической раскраски. Нужно сказать, что никогда больше в собственной жизни я не испытывала такового острого чувства счастья от подарка.

Мои 1-ые южноамериканские воспоминания были и таковыми, и не таковыми, как у взрослых. В гипермаркетах, к примеру, я направляла внимание не на богатство товаров, а на то, что они открыто стояли на полках и нигде не было видно продавцов. Поражал уже нарезанный и мягенький как вата хлеб, сплошные ковровые покрытия в домах, музыка в лифтах, южноамериканская речь с доминированием звука «р» и манера взрослых парней класть ноги на журнальный столик — нужно ли гласить, что ни в Москве, ни в Ереване никто так не делал.

По выходным папа водил нас гулять по центру Вашингтона и району Джорджтаун. Там я в первый раз увидела хиппи, притом самых реальных, первого поколения, и это произвело на меня наисильнейшее воспоминание. Они посиживали в круг прямо на земле, пели песни и протестовали против Никсона, а в центре плясала женщина. Еще одна женщина подошла ко мне и заговорила. У нее были длинноватые распущенные волосы, перехваченные бечевкой на лбу, а на пол-лица нарисована бабочка — я даже представить для себя не могла, что так можно ходить по улицам.

А вот что она произнесла — история умалчивает, потому что британский я тогда не знала и на все воззвания отвечала заученной фразой «Sorry, I don’t speak English».


Южноамериканское ТВ и выпечка под маркетинговые паузы

Вообщем, ситуация с языком достаточно стремительно поменялась благодаря тому, что мы с братом открыли себе поразительный мир южноамериканского телевидения. Конкретно он преобразовал непонятный набор звуков во что-то осмысленное, ну и совершенно приблизил к нам южноамериканскую жизнь.

Отныне в наш распорядок денька крепко вошли телесериалы. Первыми возлюбленными стали повторы фаворитных в 60-е Gilligan’s Island, Get Smart, I Dream of Jeannie, I Love Lucy, The Flying Nun, Batman, The Addams Family — извините за длиннющий перечень, по сути их было даже больше.

А еще мы смотрели программку под заглавием Soul Train, в какой афроамериканцы в ярчайших одеждах (тогда их еще так не называли) самозабвенно плясали под соул и ритм-энд-блюз хиты тех пор. И это тоже было совсем фантастично и не похоже ни на что, что мы знали и лицезрели ранее.

Еще одним новаторством были маркетинговые паузы, которые оказались полностью полезными, потому что давали возможность сбегать на кухню за чем-нибудь смачным. Практически постоянно это было что-то из коробки конторы Sara Lee, которая в 70-х была весьма пользующейся популярностью — к примеру, готовый банановый кекс. Еще мы обожали абрикосовый пирог с миндалем некий иной конторы, заглавие которой я не помню. Помню лишь, что это был полуфабрикат и его следовало доводить до готовности в духовке.

Южноамериканская выпечка была совсем не таковой, как столичная либо ереванская. К примеру, она вся имела непривычный солоноватый привкус, который я сначала весьма ощущала, а позже не стала, потому что привыкла. Приблизительно в это время я стала разбираться в собственных пристрастиях и сообразила, что люблю конкретно все шоколадное: печенье Oreo, рулетики с кремом HoHo’s, шоколадный молочный коктейль из «Макдональдса» и брауни. Но самым смачным для меня был замороженный пирог с шоколадным кремом и взбитыми сливками, который мать брала в гипермаркете Safeway.

В декабре того, первого, года я отправилась на рождественскую елку в Белоснежный дом. Там было отлично: большая елка, густо увешанная украшениями, детки служащих остальных посольств, смачные угощения и приятные подарочки. В которой-то момент к нам даже вышла с приветствием весьма худенькая и разлюбезная миссис Никсон.

Но из всего этого великолепия самое огромное воспоминание на меня произвел туалет. Сверкающий, благоухающий, в бежево-золотистых тонах и с большими букетами — цветочки в туалете! Мой экстаз весьма позабавил родителей, которые позже всем о этом ведали к большенному моему конфузу и смущению.

Мать Анаит (справа) с подругой в одном из вашингтонских музеев, 1974-1975 г.

Южноамериканские друзья

Мы прожили в той квартире совершенно недолго и уже к весне переехали в район Чеви Чейз. Наш новейший дом именовался The Irene по имени супруги его обладателя, художественными опусами которой были обильно украшены фойе и коридоры первого этажа. А вслед за домом текла речка, на которую мы с братом прогуливались играться. Раскиданные вокруг камни служили нам декорациями: они могли изображать дом, город либо галлактический корабль, как в нашем возлюбленном телесериале Star Trek. А на той стороне речки находился жилой район Сомерсет, одноэтажные домики которого мне нравилось рассматривать из окна.

С переездом в The Irene у нас возникли 1-ые «южноамериканские» друзья — Вася и Юля Стрельниковы, тоже брат и сестра. Они жили на десятом этаже, а мы на шестнадцатом. Вкупе с Юлей мы поднимались на крышу нашего дома, где были бассейн и теннисные корты, и игрались в греческих богинь: то лето я провела за непрерывным чтением «Мифологии» Яна Парандовского и знала ее фактически назубок. Юля была Артемидой, а я Афиной. Претендовать на роль Афродиты у нас числилось неблагопристойным.

Так как Юля родилась и огромную часть времени прожила в Штатах, в американской жизни, также конкретно в Чеви Чейз она ориентировалась очень уверенно. С ней мы часто совершали долгие прогулки в самых различных направлениях, уходя время от времени достаточно далековато от дома — к примеру, в наш возлюбленный книжный магазин Brentano’s на Коннектикут авеню.

Опосля этих походов мы устраивались перекусить у Юли на кухне, где она сооружала философски новейшие для меня большие южноамериканские сэндвичи с колбасой, сыром, беконом, помидорами, листьями салата и всем попорядку. Позже мы пили прохладный чай со льдом, отрезая для себя по большенному кусочку чизкейка, опять-таки из коробки Sara Lee — куда же без нее.

В летнюю пору 1973 года в США с официальным визитом прибыл Леонид Ильич Брежнев. Встречали и провожали его в том числе и ученики нашей школы. Для церемонии встречи отобрали отличников, и в эту группу я не попала. А вот в группу провожающих меня взяли. Нам выдали по большенному букету бардовых гвоздик и выстроили на взлетной полосе.

Солнце палило беспощадно и стояла адская духота — те, кто бывал в Вашингтоне в летнюю пору, знают, что же все-таки это такое. Генсек, меж тем, опаздывал, при этом благопристойно: шел час, 2-ой. Одним словом, я не дождалась и прямо там грохнулась в обморок, так и не проводив Леонида Ильича на родину.

К слову, я была не единственной пострадавшей — не считая меня утратили сознание еще два дюжих морских пехотинца.

Южноамериканский яблоковый пирог

Самый известный из всех американских пирогов представляет собой два тонких кусочка теста с огромным количеством яблок в центре. Подают его обычно с ванильным мороженым.

Для теста:

    150 г охлажденного сливочного масла2 стакана муки1/2 ч. л. соли5 ст. л. прохладной воды

Для внутренности:

6–7 больших зеленоватых яблок, лучше Грэнни Смит

    2/3 стакана сахара1–2 ст. л. кукурузного крахмала1 ч. л. молотой корицы1/2 ч. л. молотого мускатного ореха1 ч. л. свежайшего лимонового сока25 г охлажденного сливочного масла+ 2 ст. л. сахара для корочки

Изготовление

Разогрейте духовку до 220 градусов. Смажьте маслом форму из огнеупорного стекла поперечником 25 см с покатыми краями.Просейте муку и соль в огромную миску с широким дном. Нарежьте охлажденное масло на куски, добавьте в муку и размешайте ножиком. Потом пальцами разотрите масло с мукой до смеси большой неоднородной крошки. Влейте воду и перемешайте ножиком.Когда тесто замесится, разделите его на две части, соберите в два шара и заверните в пищевую пленку. Придавите рукою, чтоб вышли диски, и уберите в холодильник на 30–40 минут.Очистите яблоки, удалите сердцевины и нарежьте мякоть на куски. Переложите в огромную миску, добавьте крахмал, сахар, корицу, мускатный орешек и лимоновый сок и размешайте.Посыпьте мукой рабочую поверхность и раскатайте тесто в круг размером чуток больше вашей формы. Перенесите пласт в форму так, чтоб он покрывал дно и края и чуток свешивался. Потом выложите в форму яблоки, а сверху разложите мелкие куски масла.Смажьте водой ту часть теста, что покрывает края формы и будет соприкасаться с верхним пластом. Раскатайте оставшееся тесто и на сто процентов накройте им форму.Отрежьте избытки теста и пальцами либо вилкой аккуратненько прижмите края пирога друг к другу и присвойте им волнистую форму. Смажьте поверхность пирога водой и посыпьте сахаром. На поверхности сделайте несколько надрезов, чтоб во время выпечки снутри не скапливался жаркий воздух.Выпекайте пирог 10 минут. Потом уменьшите температуру духовки до 180 градусов и выпекайте еще приблизительно 40 минут, пока пирог не зарумянится. Достаньте пирог из духовки, дайте ему на сто процентов остыть и только позже подавайте на стол.

Продолжение следует.

Интересное

Добавить комментарий

Читайте также x